cz
rus
Объявление: сайту ilovecz.ru нужен человек, который знает, что сможет в него вдохнуть жизнь, научить этот проект зарабатывать деньги или выгодно его продать. Тел.: +420776649024
 
 
Полезная информация
Справочная туриста
 
Чехия вдохновляет
Чехия глазами туристов
Все о Чехии
 
 
directory Полезное
 
Туристы >> Чехия вдохновляет >> Чехия глазами туристов >> Впечатления >> 2003 >> Северная Чехия
 
 
news
 
 
Там лес и дол видений полны…

СЕВЕРНАЯ ЧЕХИЯ, 2003 г.
 
Автор: Марина Буркова
Пролог

Если вы о предвкушении похода, с замиранием сердца отсчитывании дней до момента посадки в самолет и об ином приведении себя в состояние надлежащей возвышенности накануне и за несколько дней до – так вот, ничего такого не было. Потому что как раз в последние дни перед отпуском работа обрушилась со скоростью и в объеме грозы в летний день, и «сборы недолги» проходили в промежутках между переводом, редактированием собственных и чужих опусов, попытками загрузиться с Интернет и послать почту. Все это продолжалось до ночи, пока Илья не пригрозил, что на следующий день он меня в невыспатом состоянии на шоссе не выпустит. Так что замирание сердца пришлось отложить до
20 июля, Москва-Прага-Мельник, 63 км
 
В Шереметьево на посадке неожиданно обнаружились коллеги-велопутешественники, преподаватели из Казанского университета, курс держали на Францию (интересно, кстати, как съездили?). Мне почему-то встреча с ними показалась добрым знаком. Как бы то ни было, в Прагу попали быстро и без проблем.
На этот раз мы даже не заблудились. И то сказать: первый-то десяток километров дороги из аэропорта пора бы уже усвоить. Задача была выехать на шоссе Прага-Карловы Вары и ехать по нему до Буштеграда, что километрах в 12 от Праги, там найти пансион и забронировать его на ночь накануне отъезда. Но всё то же самое мы успешно сумели сделать еще ближе к Праге, в местечке Стредоклуки . Чего ж не свернуть, если указатель есть. Самое главное, мы оставили в пансионе чехлы, что считаем исключительно важным достижением: во все прошлые разы они нам мешали – спасу нет, поэтому избавление от них планировалось как важный стратегический маневр.
Обеспечили нам ночевку предельно просто: пани просто дала свою карточку, написав на ней дату, о которой мы договорились, взяла денежку и всё. Советская гражданка во мне подозрительно насторожилась от простоты оформления, но была по разным причинам вынуждена заткнуться.
Карловарское шоссе нам было уже знакомо, и некоторые места казались даже узнаваемы. Кусок до поворота на Сланы мы проехали, почти его не заметив, да и сами Сланы обогнули почти что по окраине (на обратном пути, когда мы в них останавливалось, обнаружили: до центра там – сто метров вверх подняться). Раз уж ехалось, на обед остановились только в городке Велвари.
Первая часть первого дня вспоминается не как зрительный образ, а как звуковой. Ни с того ни с сего мой Fausto Coppi начал скрипеть при каждом обороте педалей. Сначала это вызвало такое удивление, как если бы породистая скаковая лошадь вдруг не смогла перепрыгнуть через табуретку, а минут через пятнадцать стало дико раздражать. На одной из автозаправок попросили немножко масла, вроде бы помогло, но еще километров через пять противный скрежет вернулся. Уже после обеда удалось успокоить механизм.
После Велвари в воспоминаниях провал, а в рассказе поэтому будет прыжок к тому моменту, когда впереди замаячил город Мельник. Было здорово после полудня, и начиналась та полоса жары, которая к этому времени уже ползла по Европе, но Чехию еще только накрывала. На расстоянии километров в двенадцать Мельник привиделся старинной гравюрой, центр которой занял собою мощный замок, а под ним кучками разбросаны слободы. Это ощущение сохранилось и при ближайшем рассмотрении, и позднее в воспоминаниях.
Въехав по новому мосту в город, стали искать пансион. В конце концов обнаружилась zimmer frei, хозяином которой оказался пожилой добродушный чех. Пока он показывал нам комнату, расспрашивал и записывал нас в своей тетрадочке учета постояльцев, он и о себе успел рассказать: что родился на территории нынешней Белоруссии, был в России, в Казахстане, и, как мы поняли, далеко не по доброй воле. В такие моменты особенно стыдно за советский строй, который нагадил не только собственному народу, но и всем, до кого смог дотянуться.
В zimmer frei всегда возникает чувство, которого никогда не бывает в гостиницах с безличными номерами. В zimmer frei люди тебя пускают в свой дом, со старой настоящей мебелью, которая стояла именно так, ей пользовались свои – умершие или уехавшие, в ней живет семейный дух, хочется потрогать потертости пола, царапины на фанерном шкафу в коридоре или отбитость снизу на зеркале и через это почувствовать прежних жильцов.
Конечно, сразу же после душа побежали к замку и обнаружили его в лесах и закрытым для туристов. Зато от замковой стены открылся восхитительный вид на стрелку Лабы и Влтавы и виноградники по склону горы. Продукт этих виноградников обнаружился несколько минут спустя в замковом магазинчике – белое вино «Людмила». Уже позже, роясь в интернете в поисках фотографий и информации я наткнулась на сообщение о том, что Мельник славен прежде всего тем, что именно в его замке более чем 1000 лет назад началась история чешского виноделия. По легенде князь Вацлав, будущий святой и патрон чешских земель, высадил в Мельнике первую виноградную лозу и научил людей изготавливать вино. А до того, начиная с IX столетия, выполнял Мельник функцию резиденции жен чешских князей и королей.
Гуляли мы, уже засыпая на ходу, поэтому решили прогуляться к этому же месту утром, до отъезда, и пошли домой спать.
 
21 июля, Мельник – Бездез. 86 км
 
Утром хозяин с хозяйкой накормили нас завтраком, потом хозяин еще немного поболтал с нами, сказал, что ему пора на работу, и показал гвоздик, на который повесить ключ. Конечно же, мы сначала пошли на вчерашнее место над стрелкой и вволю его поснимали. Потом очень хорошо нашли по карте выезд на Кокорин и, само собой, штурман (я) самоуверенно взял неправильное направление. Почти на выезде из города, не видя нужного указателя, стали спрашивать дорогу; по сердобольным взглядам продавщицы в магазине и ее мужа поняли: эк нас занесло. Так оно в тот день и пошло.
Мельник кончился, и штурман с той же самоуверенностью вел нас дальше, хотя были, были некоторые сомнения. Опять начались расхождения с картой, и встреченная тетя объяснила нам, что поворот на Кокорин мы проскочили километров примерно на шесть, пройдя за это время небольшой перевал. Ну, дурным ногам семь верст не крюк, день только начинался, и можно было себе позволить покататься. Несколько огорчало то, что в перевальчик придется ехать вверх вторично, но об этом старались не думать. Вот и указатель «Кокоринский рай», по этой дорожке мы поехали со всей возможной медлительностью, так хотелось здесь задержаться. Место действительно уютное. Тихая дорожка, слева лесистый холм с вкраплениями скал, справа озерко со слепящей солнечной дорожкой. Громко отпихнулась хвостом от поверхности рыба. В прибрежной растительности зашебуршились, и через плечо успела поймать неодобрительное движение двух лебедей: без вас, люди, тут гораздо лучше. Так мы катились как зачарованные, хотелось бездумно ехать дальше, куда тропинка приведет. Но идея-то была посмотреть замок Кокорин, а его все нет и нет. Вместо замка обнаружилась семья на машине с очень недружелюбным сóбаком, но любезным хозяином-голландцем: он развернул чуть ли не военную по подробности карту и показал, что мы опять (в третий уже раз!) проскочили. Ну, вернулись чуть ли не со скоростью пешехода. Действительно, поворот к замку немудрено и пропустить, очень уж он укрытый. Тут начался подъем, не простой, а по брусчатке. По ощущениям она неизвестно почему напомнила мне маленькие плитки, которые в советское время клали на пол в ванных (в нашей квартире они были тускло-рыже-бордовые). Наконец полукилометровый подъем кончился, и мы выехали в поле. И где ж наш замок? Проехали еще чуток – нет как нет. Уже вроде и сами понимаем, что дорога вниз пошла, там укреплений никак не может быть, да больно на брусчатку не хочется возвращаться. От судьбы, однако, не уйдешь: местный житель сказал, что до Кокорина в обратную сторону и чуть-чуть налево. Это, стало быть, четвертый раз заблудились.
Мы его все же нашли. Поворот там был действительно непроезжий (для шоссейников; нынешние удалые байкеры его бы и не заметили), прогулялась я к замку одна с кинокамерой. Он здорово упрятан в густом лесу, почти ниоткуда не видно. И в этом для меня была своя прелесть. Жаль, конечно, что из-за понедельника нельзя было попасть даже во внутренний дворик.
В отличие от многих других замков Кокорин хорошо виден, пожалуй, разве что с вертолета. Только с воздуха можно хорошенько рассмотреть очаровательный донжон, верхняя часть которого похожа на шляпу средневекового франта, и соотнести массивную стену с окружающим лесом. Его построили около 1320 г. В начале 15 века обновили в позднеготическом стиле, а уже в середине 17 в. замок опустел и пришел в запустение. Но лет около двухсот спустя его купили – не пропадать же добру, - и восстановили, благодаря чему он теперь радует добравшихся до него.

Время, которого казалось так много, между тем потихонечку переваливало к обеду, пора было двигаться в сторону замка Бездез, намеченного нами для ночлега.
После города Mseno (Мшено) с брусчатым подъемом дорога через несколько километров пошла по лесу, с невысокими уклонами вверх и такими же приятными спусками. Лес затаился, и его тогдашняя тишина сейчас вспоминается как пауза в долю секунды, которую держит палец пианиста, прежде чем опуститься на следующую клавишу. Потом дорога вывела в поле, и впереди открылось еще одно чудо того дня: две совершенно одинаковые горы с седловиной между ними, и на правой - развалины замка.
Наконец до Бездеза осталось всего километра четыре, два по шоссе в сторону города Млада Болеслав и еще около двух от поворота с шоссе. Но к этому времени уже навалилась усталость второго дня. И то сказать: мы нарушили правило, по которому второй день похода должен быть легким и щадящим, и проехали больше, чем накануне. Сначала это не чувствовалось, но метров за двести до центральной улицы, да еще в гору, неизбежно наступил тот самый момент, когда сделать следующий оборот педалей не помогает даже сила воли и близость цели. «Бе-е-е» сказали за забором, когда я сползала с велосипеда. «Молчи, дурак», злобно бормотнула я, мимолетно отметив про себя: люди не любят козлов не иначе как за ехидные замечания в свой адрес, да к тому же не вовремя сделанные. Илья между тем уже стоял возле калитки дома, на котором было спасительное zimmer frei, а из-за калитки на него кидался немаленький красавец-овчар. Тут же появилась и хозяйка, и мы с ней быстренько договорились. Пани Здена – милая приятная хлопотунья, она очень хорошо поняла по нашему замученному виду, чего мы больше всего хотим. Мы быстренько приняли душ, проведали местную ресторацию и решили, что после таких двух дней совершенно необходимо сделать в Бездезе привал на завтра.
22 июля. Бездез, день отдыха.
 

Утром после завтрака поднялись к развалинам замка, который король Пшемысл Отакар II приказал построить в 1260 г. Соорудили его быстро, всего за 18 лет, но не до конца, и после смерти Отакара строительство прекратилось. Чешские короли сохраняли его за собой до 1420 г. и Бездез даже вошел в число замков, которые королю запрещалось закладывать или продавать (само собой, этот запрет не раз нарушали). Замок был так хорошо укреплен, что во времена гуситских войн гуситы взять его так и не смогли. После войны Бездез несколько раз перепродавали, пока он в совершенно разоренном плачевном состоянии не достался Альберту фон Валленштейну, который и начал его переделывать под монастырь. Монахи мирно жили в нем с середины 17 до середины 18 века, император Иосиф II монастырь упразднил, замок забросили и, если бы не реставрация в 19 веке, этот симпатичный образец раннеготической архитектуры мог бы совсем искрошиться. А так он вполне составит счастье мальчишкам (и некоторым девчонкам) любого возраста, которые могут карабкаться по камням и выглядывать из-за обломков стен.
Мы пришли туда, когда замок только открылся, туристов почти не было и можно было всласть поразглядывать прекрасный вид с донжона на соседнюю гору-близнец и побродить везде, где не шел ремонт. В одном зале обнаружилась выставка картин, особенно поразила одна из них. Хотелось бы написать для красного словца, что она мне снится. Не снится. Но, слушая музыку на концертах, я часто встречаюсь закрытыми глазами с суровым взглядом существа и не могу решить для себя, смотрит ли на меня птица или человек.
После обеда нас надолго сморило, а ближе к вечеру гуляли по деревне, разглядывали любовно ухоженные дома и палисадники и размышляли, чем здесь живут.
 
23 июля. Бездез – Йичин. 76 км
 


Душевно попрощались с пани Зденой, были последний раз яростно облаяны пéсом, которого из-за нас то и дело запирали в сарай, и покатились по патриархальной дороге в сторону Мнихово Градиште (Mnichovo Hradiste), в основном через лес. Самым большим приключением была белка. Мнихово Градиште – «отдыхательный» замок, даже не замок вовсе, а нечто вроде большого имения. В нем хранится библиотека графа Валленштейна, в которой работал Казанова.
Наша главная приманка на этот день – Кост. Это изумительной красоты замок, по редчайшей случайности сохранивший свой силуэт неизменным со времен постройки в середине 14 в. Скатившись к нему, мы моментально попали под обаяние его мрачного великолепия и тихонько завопили, что хотим, хотим тут задержаться.

Кост находится километрах в 6 от городка Соботка, и рядом с самим замком ничего нет, кроме нескольких домиков и отеля. Это единственный за 4 года наших чешских путешествий отель, куда нас не приняли с велосипедами! Причину мы до сих пор не понимаем, но очень хорошо было понятно слово «нет» на нескольких языках. Отказ расстроил невероятно, очень уж нам хотелось хорошенько погулять вокруг замка и впитать его. Из расспросов выяснилось: ничего ближе пансиона в 4 километрах, рекламу которого мы видели на дороге, возле замка нет. Пришлось погоревать да и двинуться дальше через два подряд 12-процентных подъема (которые настроения тем более не добавили). Сгоряча подумали было остановиться в Соботке, но я настояла на Йичине.
Йичин появился под колесами как-то совершенно незаметно. Вообще, надо сказать, въезд в город, особенно если в нем будет стоянка – это особенное ощущение. Иногда в город втягиваешься по какой-то кишкообразной улице, при взгляде на которую в голове всплывает, как у Саши Привалова, полузабытое слово «лабазы»; а то нужно скатиться по длиннющему спуску, вцепившись в тормоза, и дорога выбрасывает слегка ошалевшего тебя чуть ли не в центр; или крутишься на могучей развязке вместе с тяжелыми фурами, чувствуя их кожей спины и облегченно вздыхая, когда они сворачивают в другую сторону; или сразу при въезде оказываешься на круге и лихорадочно вертишь головой, стараясь не упустить указатель Centrum; но всегда при этом чувствуешь: вот оно! Как тут будет? Чем встретят? У кого как, а у меня в момент пересекания условной городской черты с въездным указателем населенного пункта неизвестно почему начинает вертеться в голове знаменитый маршаковский перевод «Враг вступает в город, пленных не щадя…» Ассоциации решительно никакой, но фраза всплывала регулярно и накрепко влилась в чувство предвкушения.
Так вот, в Йичине мы оказались как-то сразу и вдруг. Не было-не было ничего, и вот мы уже среди города и прямо напротив пансиона. А в нем русскоговорящий портье, тоже со своей историей: пока оформлялись-устраивались, успел рассказать, что у него была русская девушка из Ростова, и погрустнел глазами: она не смогла переехать к нему из-за ребенка.
Йичин прельстил нас уютной центральной улицей и близостью Праховских скал, куда мы решили съездить на следующий день общественным транспортом, что понятно: как и в Адршпасские скалы, туда с велосипедами нельзя.
24 июля. Йичин – Праховские скала (на автобусе) + 5 км
 

Утром поменяли деньги и побежали на рейсовый автобус до Праховских скал, но накануне не разобрались с расписанием: рейса, который мы облюбовали, в этот день не было, пришлось ждать следующего. Два с лишним часа ожидания провели, однако же, с пользой: нашли липовую аллею – городскую знаменитость – и удачно купили мне новые шины взамен совершенно истертых. Липовая аллея осталась от графа Валленштейна, она тянется четырьмя рядами лип на два километра и насчитывает, как сказал путеводитель, 980 деревьев.
Заповедник «Праховские скалы» был ожидаемо прекрасен и очень похож на Адршпасские скалы, но поменьше. Разве что в Адршпасских скалах нет таких потрясающих смотровых площадок (должно быть, мы просто до них не дошли). Но в этом году погода была несравнимо лучше, и вместо нахмуренных от дождя сосен мы ходили по соснам веселым, солнечным, цвета колонн старого оргáна и с такой же причудливой резьбой на стволах. Особенно была хороша одна прогретая солнцем поляна, куда, казалось, стёкся запах со всего леса.
Времени, впрочем, на побродить было не так уж много, часов около двух, иначе мы бы упустили последний автобус. Вернувшись в Йичин, мы еще опробовали новые шины и погуляли просто так по этому городу маленьких собачек (в других местах такого количества мелких смешных песиков нам видеть не доводилось).
25 июля. Йичин - Либерец. 54 км
 


54 километра без приключений, дорога и дорога (не сравнить со вторым днем!), ни подъемов, ни спусков. На полпути к Турнову вдалеке, километрах в пяти от дороги, хорошо видны развали замка Trosky (как ни произноси, а получается омонимично фамилии Льва Давидовича, что несколько ошеломляет народ). Местная карта зазывала в интересные замки, но в их стороне бродили сомнительного вида тучки, поэтому мы заманиванию не поддались, а поехали прямо в Турнов. Там пообедали, подтянули в велосипедном магазине подразболтавшийся барабан и с алчным блеском в глазах купили камеры с длинными ниппелями, вызвав легкую усмешку у мальчиков-продавцов. На выезде из Турнова удачно удалось избежать магистрали, и основную часть пути ехали по старому шоссе. Конец радости пришел, когда оно все-таки вывело на новую трассу, да еще к тому участку, где шел ремонт дороги. Там и было-то, наверное, километра три-четыре, но мне они показались вечностью: очень неприятно, когда борт грузовика от тебя не в метре, а сантиметрах в тридцати. И деться некуда: всем ехать надо. Интересно, чешские дальнобойщики нас крыли или все-таки нет?
Награда за этот стресс была достойной. Вот она на самой лучшей фотографии, которую удалось найти в сети. Сначала мы подумали, что это собор, и даже когда юноша в информационном центре произнес слово «ратуша», я не сразу сообразила, что это о ней.
От увиденного великолепия мы сразу же решили наплюнуть на экономию и одну ночь пожить «как Ротшильды», бок о бок с этим чудом. А тут и отель «Прага» прямо на площади, да еще с атмосферой начала 20 века, времен Австро-Венгрии и декаданса, с изысканными витражами (Муха или стилизация под него) – ну как устоять? Окна номера выходили, правда, не на площадь, а на боковую улочку, но все равно приятно.
Вечером на площади расставили стулья, установили эстраду с оборудованием и фургончики с нехитрым съестным: Либерец принимал летний фестиваль искусств. Крутили клипы, пели народные и эстрадные песни, изящно светилась ратуша дворцом из «Волшебника Изумрудного города», скучали опершиеся на белый «форд» сбоку от нее двое полицейских…
Оказывается, Либерец не хотел присоединяться к Чехословакии. В день образования независимой Чехословакии в 1918 году либерецкие немцы провозгласили независимую провинцию Дойчбемен. В то время, как по всей Чехии и Словакии люди срывали символы габсбургской монархии и отмечали независимость, в немецких областях жители сопротивлялись новому государственному порядку.
В провинции Дойчбемен был образован собственный земский совет. Земский гетман хлопотал о присоединении провинции к немецкой Австрии. В Либереце были организованы собственные вооруженные отряды народной и гражданской обороны. Предполагалось, что отряды, опираясь на военную помощь из Германии, (которую так и не получили), должны будут защищать территорию провинции от вторжения чешских солдат. Наступил декабрь, экономическая ситуация становилась все хуже, начался голод. 11 декабря фронт продвинулся на север. Чешские войска окружили Либерец, вплотную подступив к городу. В результате переговоров Либерец все же стал частью Чехословакии.
А еще Либерец любопытен тем, что это последний в Чехии город с действующим узкоколейным трамваем (ширина колеи 1000 мм). Гуляя, мы наткнулись на непривычно узкие рельсы, с удивлением их разглядывали, и уже дома я нашла подтверждение: действительно, с 1867 г. Либерец так и не перешел на широкий стандарт.
У подножия Йезерских гор под Йештедом расположен самый крупный город Северной Чехии Либерец (101 тыс. жителей). История города начинается в начале XIV в. и в течение веков связана с суконным производством. Либерец - исторический, культурный, деловой и спортивный центр области Либерец. Осмотр исторических достопримечательностей нужно начать со здания городской ратуши (новоренессансное здание, построенное на рубеже 80 и 90 гг. XIX в.). Эта удивительная с точки зрения архитектуры постройка является символом города, ее 65-метровая башня видна из любой его точки. Из либерецких достопримечательностей можно отметить сохранившиеся дома с ригельной кладкой XVII в. Можно здесь также встретить и примеры современной архитектуры. Доминантой края является башня на вершине Йештед, объявленная чешским сооружением ХХ в. Здание башни является еще и отелем, уникальным примером современной архитектуры в центре природной зоны, нетронутой цивилизацией.
26 июля, Либерец – Фридлант (Frydlant) – Либерец (общественным транспортом)
 
Уже не помним, чего вдруг нам понадобилось ехать во Фридлант на автобусе, вполне можно было прогуляться самостоятельно. С автобусом тоже случилась маленькая заморочка: пришли на остановку и, помня про Йичин, решили подстраховаться. Нам объяснили, что про время мы поняли правильно, только уходит автобус не с этой остановки, а с автовокзала. Но мы всё же успели.



Фридлант несколько разочаровал тем, что мы рассчитывали увидеть боевой замок, а он показался нам скорее «дворцовым», хотя на фотографии смотрится внушительно. От раннеготического замка в нем осталось, на наш взгляд, немногое, что не удивительно: в эпоху Ренессанса итальянец Марко Спацио его перестроил, превратив в поместье. Позднейшие владельцы тоже руку приложили. Для туристов в замке открыты 50 комнат, и экскурсию добросовестно ведут по ним по всем, так что примерно в пятнадцатой комнате очумевшая группа уже мало что соображает. Оживляется она – как оживились мы – только в комнате, где собрана крупнейшая в Чехии коллекция курительных трубок (200 штук). Ну, это класс! Ради одной только этой коллекции можно потерпеть всё остальное.
27 июля. Либерец – Ческа Липа, 75 км
 
Уезжать из Либереца было немного грустно, мы его полюбили. До Ческой Липы, где мы наметили ночлег, проехали мимо двух замков. Грабштейн (за вход в который мы приняли КПП воинской части и сначала удивились, зачем его охраняют солдаты) имеет вид грустный. Лемберк же километрах в двенадцати гораздо лучше и уютнее. Дорога в этот день выпала нам довольно тяжелая, с множеством затяжных подъемов и изматывающим ветром (как мне показалось, встречным, хотя Илья воспринял его как боковой), к тому же хода не было или почти не было. В одном месте мне было совсем плохо километров восемь-десять. Скрипя, доползли до обеденного стола. Минут через двадцать там же остановилась чешско-немецкая группа на тяжело груженых байках, и мы с интересом оглядели друг друга.
После обеда ехалось лучше, но ненамного, хотя подъемов стало меньше. Самое запоминающееся мгновение – лобовое столкновение с бабочкой на одном из спусков. Для его описания лучше всего подходит банальная фраза: описать ЭТО словами невозможно.
Километрах в пяти от Липы рухнули в придорожном ресторанчике и выпили полдюжины… хотелось бы сказать пива, но в дороге нельзя. Газировки. Была даже идея найти пансион, не доезжая до города, но я воспротивились: случись что – дождь, например, - и что тут делать посреди чиста поля? Дождь, кстати, на следующий день и случился.
Ческа Липа впечатления не произвела: аналог глухого уездного городка, хоть и райцентр.
28 июля, Ческа Липа. Вынужденный отдых
 
Всю ночь шел дождь, который начал накрапывать еще вечером, пока мы сидели в китайском ресторанчике (держат его настоящие китайцы, и на мой неискушенный в их кухне вкус кормят вполне). Выглянув из окна утром, обнаружили наглухо затянутое небо и стали размышлять, рискнуть уехать или все-таки переждать. Ехать вроде бы и можно было, но пока мы прогулялись до банка, пошел мелкий гнусный дождишко. В конце концов решили остаться. Полдня пробегали по городку в поисках телефонной карты, т.к. нужно было срочно позвонить в Москву, и нашли ее буквально под боком, но не на почте, как в других городах (на почте ее как раз не оказалось), а у лотошника, торговавшего сигаретами, жареной кукурузой и всякой мелочевкой типа жвачек. Мы мимо него ходили ряд десять, да поди догадайся, что у него еще и телефонные карты есть!
 
Далее по теме: 1  2  3  > >>
 
 
info Информация
 
Самые свежие обновления
Погода

Курс валют
1 EUR=25.47 CZK
1 USD=21.68 CZK
100 RUB=36.93 CZK
Всего на сайте
2298 рубрик
24426 статей
28331 иллюстраций
Конкурс iLoveCz.ru
+